Сиреневый дым
дым табачный воздух выел...
И если жизнь не наказала - то только потому,
Что явную симпатию питает к тебе и роду твоему.
А честь по чести надо бы - уж слишком зарвалась:
Ведь хочется весь мир и выспаться, и поваляться всласть...
Не будет ничего, а только серость будней вечных,
Что друг от друга только восприятием твоим
Отличны. И в радостях беспечных, бесконечных
Ты не заметишь отраженье в зеркале - старик.
Без мудрости и опыта явился возраст и морщины
Развесил по углам потухших глаз.
Ты думал, превратился ты в алмаз
Из серости угля, давленьем почвы все твердея...
Но нет. Прошли года, и мимо узы Гименея
Пронеслись. Тебе лишь светит тлен.
И ничего ты не добился, не поднялся с колен,
И жизнь твоя осталась строчкой на салфетке, на презренной,
Помятой, со следами кофе, в мусоре вселенной.
И фатума не избежать. Не вырваться. Никто, никак
Не в силах повернуть все вспять, исправить сей пустяк.
Из вольностей остались мемуары. Переставить буквы, строчки
Самому. И там, где хеппи-энд мог быть, поставить точку.
И рукопись, конечно же, в огонь.
Прости-прощай, лишь распорядок букв не тронь.
Пускай горят. Гори и сам. Законам вопреки.
И напоследок пусть шаги будут легки.
Уйдешь лишь пеплом. оседая у реки.
Со снегом наперегонки.
12.12.11